Лейбниц Нострадамус История
История & Пророчества
Провидцы Прорицатели Контакты
Готфрид Вильгельм фон Лейбниц
Gottfried Wilhelm von Leibniz
Готфрид Вильгельм фон Лейбниц Gottfried Wilhelm von Leibniz
Удивительная и необычайная судьба, выпавшая на долю Британской короны, возвещенная великим французским пророком и медиумом Мишелем Нострадамусом, изложенная на основании его пророчеств и предсказаний, а также других собранных свидетельств и документов.

IV. Монархия Карла I. Начало гражданской войны и арест короля.

Несмотря на то, что при жизни отца Карл I довольно долгое время провел в Испании, в 1626 году он женился на сестре французского короля Генриетте-Марии, от брака с которой в 1630 году родился сын Карл II, в 1631 году — дочь Мария, принцесса Оранская (впоследствии мать короля Вильгельма III), в 1633 — сын Яков II, в 1644 — дочь Генриетта, герцогиня Орлеанская. Первые двенадцать лет царствования Карла I прошли в относительном мире и спокойствии, однако уже в 1637 году огонь гражданской войны, только начинавший тлеть в Англии, с неожиданной силой вдруг вспыхнул в Шотландии. Адвокат Принн, доктор Баствик и священник Бертон с помощью печатника Лильбурна обнародовали памфлеты, направленные против установлений «Common-Prayer-Book», книги английской литургии, являвшейся собранием гимнов, псалмов, молитв и т.д., которые, согласно установленному во всех англиканских церквях порядку, по воскресным дням зачитывались пастве, чтобы отвлечь сознание собравшихся от мирской суеты и греховных помыслов и направить их к истокам истинной веры.
Все это, впрочем, не мешало троице обливать презрением данную церемонию и заполнять свои памфлеты яростными нападками в адрес епископов.
Правда, за это Баствик, Принн и Бертон вскоре понесли наказание, в результате которого все трое были публично заклеймены и лишены ушей.
В Шотландиии отмена папства шла еще быстрее, и в 1566 году уже были отменены не только святые дары с сопутствующим церемониалом, но и имеющие при этом место Гимны, Молитвы и Наставления, а также сан епископа, на смену которым пришел пресвитерианский церковный порядок, остающийся неизменным в Шотландии и по сию пору. У шотландцев это не вызывало протеста до тех пор, пока в 1609 году Карл I не предпринял
попытку унификации их церковного церемониала, что способствовало бы немалому укреплению позиций всей христианской общины Британского королевства, учитывая полное единодушие англичан и шотландцев в вопросах веры.
Таким образом, Карл I в течение двенадцати лет благоразумно оставлял шотландцев в покое до тех пор, пока в 1637 году архиепископ Кентерберийский, Уильям Лод, на свою беду не посоветовал ему ввести в шотландских церквях английскую литургию силой своих полномочий, предоставляемых ему короной. Воистину, вот где причина слез! Ведь эта неудачная идея стоила жизни не только королю и архиепископу, но и унесла в могилу тысячи других людей.

Король Карл IКороль Карл I

Итак, 23 июля 1637 года, согласно указу короля, во всех шотландских церквях предписывалось начать служить литургию по английскому образцу. Однако в тот самый июльский день в Эдинбургской церкви Святого Эгидия в связи с этим имел место бунт, а после сбора урожая 18 и 19 октября столицу Шотландии охватило всеобщее волнение. Когда же 20 июня 1638 года была провозглашена декларация короля, гарантировавшая шотландцев от каких бы то ни было посягательств в будущем со стороны англиканской церкви, было слишком поздно. К тому времени шотландцы уже создали так называемый Ковенант или соглашение по защите от ритуала англиканской церкви, пресловутого «Common-Prayer-Book». В 1639 году этот Ковенант был признан всей шотландской нацией. Англичане, последовав их примеру, образовали в 1639 году торжественный союз, в котором не только были приняты пресвитерианские церемонии, но и уничтожался епископат. Английские епископы в 1641 году были брошены в Тауэр, а королю пришлось покинуть свою резиденцию из соображений личной безопасности.
Еще более опасным оказалось восстание в Ирландии 1641 года, когда поднялась почти вся знать и уже в первые четыре месяца смуты число протестантов, замученных папистами, насчитывало 150 тысяч человек. Сколько неисчислимых бед принесла народу религия! Архиепископ Кентерберийский, по неосмотрительности ввергнувший короля в этот хаос, был публично обезглавлен в 1644 году на Тауэр-Хилл, площади в Лондоне. Король продолжал метаться по Англии, вступая в сражения с армией строптивого парламента. В этих битвах пролилось немало крови, что, собственно, и было впоследствии предъявлено королю в качестве обвинения при вынесении смертного приговора. В 1644 году королева отправилась во Францию с целью сбора средств. Ей удалось собрать немалую сумму денег, которые она успешно переправила в Англию. Воодушевленный этим, король продолжал искать спасение в оружии, каждый раз собирая под свое знамя новые полки. Однако 14 июня 1645 года его войска потерпели столь серьезное поражение, что возможность вооруженного противостояния армии парламента была утрачена навсегда, а положение стало просто безнадежным.
Правда, он еще продолжал оставаться в Оксфорде, однако, не чувствуя себя в безопасности, 27 апреля 1646 года тайно бежал в Шотландию в надежде склонить шотландскую армию на свою сторону или хотя бы найти с ее помощью пути примирения с парламентом.

Когда шотландцы потребовали от англичан ликвидировать задолженность по субсидиям, те отказались проделать это до тех пор, пока шотландцы не выдадут короля. Шотландцы долго не соглашались на такой шаг, но английский генерал Фейрфакс поклялся им, что персоне короля ничто не угрожает. При этом Фейрфакс и его сообщники решили спровоцировать побег короля во Францию, с тем чтобы затем вынудить его отречься от престола. После ликвидации задолженности и клятвенного заверения Фейрфакса 6 февраля 1647 года король, наконец, был выдан англичанам. Об этой экстрадиции Нострадамус писал в 3-й строке 53-го катрена 2-й центурии:

«Кровь справедливого, без вины осужденного за определенную плату».

После этого короля перевели в Хольмби, где он оставался под строжайшим надзором до 4 июня, когда конвой из тысячи человек внезапно переправил его в армию. Некоторое время спустя королю позволили находиться в Хэмптон-корте и даже предоставили некоторую свободу. Карл I держал там довольно большую свиту, никому не запрещалось посещать его. Капеллан и друзья были при нем, и он нередко развлекался охотой или общался с лордами, поддерживавшими его. Такая свобода была предоставлена королю для того, чтобы он решился, наконец, на побег. Только судьба распорядилась иначе: «Sed aliter erat in Fatis». Предоставленная королю свобода не возымела должного эффекта, в связи с чем было решено изменить тактику. Кромвель продолжал выказывать королю самое дружеское расположение.
Придя к нему в очередной раз, Кромвель невзначай заметил, что, поскольку ему стало известно о заговоре отдельных офицеров, в своем ожесточении вознамерившихся убить короля, он счел целесообразным избавить короля от такой опасности и расставить часовых таким образом, чтобы ночью король, никем не замеченный, смог отправиться на остров Уайт, причем, единственным наказанием за совершенный побег мог бы служить запрет появляться в парламенте. Кроме того, полковник Хэмонд, брат капеллана короля, был назначен Кромвелем губернатором острова Уайт, с тем чтобы это также привлекло Карла I. Королю понравилось предложение Кромвеля, и 11 ноября 1647 года с наступлением темноты он покинул Хэмгтон-корт через черный ход и, сохраняя инкогнито, переправипся через Темзу на остров Уайт, дав знать об этом губернатору. Но последний тотчас же взял его под стражу и сообщил об этом в Лондон. Король оставался на острове Уайт под стражей до 28 июля 1648 года, когда парламент направил губернатору острова приказ о снятии охраны и предоставлении Карлу I полной свободы действий.
При этом король дал слово не покидать острова, который становился отныне его постоянной резиденцией. Кроме того, ему предоставлялась полная свобода выбора лиц, духовных и светских, которых он желал бы иметь при себе. Король готов был подчиниться любым требованиям и пойти на любые условия, но от него потребовали полной отмены епископата, на что он никак не мог согласиться ввиду того, что со времен апостолов церковь всегда управлялась епископами. В итоге переговоры успеха не имели. Король обманул надежды мятежников, ожидавших, что он покинет остров и отправится во Францию. Однако, то ли потому, что мысль о побеге не приходила королю в голову, то ли он прекрасно сознавал, что его появление при французском дворе не вызовет радости у присутствующих.

Карл I предпочел до конца оставаться со своими подданными в качестве доброго пастыря, даже ценой жизни (nam fatis cedendurn). Когда по прошествии нескольких месяцев обнаружилось, что все надежды на побег короля тщетны, мятежники решили, что короля удерживает от этого шага мысль о примирении. Поэтому 1 декабря 1648 года они перевели короля в Хест-Касл, неблагоустроенный замок, расположенный на краю мыса, где Карл I пробыл под арестом несколько недель, но при этом охрана получила тайное распоряжение не препятствовать его отплытию во Францию. Однако все провокации и ухищрения мятежников по-прежнему не имели успеха, что вынудило Кромвеля отказаться от политики выжидания и перейти к крайним мерам. В декабре 1648 года король под усиленной охраной был доставлен в Виндзорский замок, где к нему никого не допускали, упразднив все формы обычного почитания, приличествующего особе королевской крови. Все это резко отличалось от того образа жизни, который ему позволялось вести год назад в Хэмптон-Корте.

Суд над королем Карлом IСуд над королем Карлом I

Поэтому заточение короля в Виндзорский замок Нострадамус назвал одним из признаков приближающейся развязки. Единожды решившись пролить кровь, мятежники вплотную приступили к составлению обвинительного заключения (Corpus Delicti), необходимого для того, чтобы приговорить короля. В это время королева, находившаяся со своей дочерью в замке Сен-Жермен во Франции, неподалеку от Парижа, почти ежедневно получала из Англии сообщения, которые сразу переправляла в Гаагу старшей дочери Марии, принцессе Оранской. Таким образом, на дорогах из Парижа в Гаагу (через Брюссель и Антверпен) ежедневно можно было наблюдать несущихся курьеров, на что обращает внимание Нострадамус в 49-м катрене 9-й центурии:

«Когда из Брюсселя в Антверпен понесется множество курьеров,
Парламент Лондона лишит жизни своего короля,
Которому не захочется ни вина, ни соли
При мысли о людях, ради жажды власти ввергнувших государство в пучину бедствий».

Несложно догадаться, что для короля, находившегося в каземате Виндзорского замка, хлеб должен был приобрести вкус золы, а вино — кислого уксуса. Спустя несколько недель пребывания в столь суровых условиях, 19 января 1649 года Карл I был доставлен в Лондон, где с ним обращались не как с королем, но как с преступником. Затем он был публично судим и приговорен к смертной казни.



Катрены, центурии, пророчества и ритуальные предсказания Нострадамуса о событиях мировой истории
Железная маска Экстрасенсорика в трудах Нострадамуса Мировой экономический кризис
Пришествие Антихриста Древо жизни и альтернативная реальность Пророчества о катастрофах в Америке
Великий Хирен Франции Гадание на книге Ицзин или книге Перемен Ядерные и бактериологические войны
Священная война ислама Ретроспективные и туманные предсказания Война во время Олимпийских Игр
Новое религиозное движение Астральные путешествия и астрал проекция Всемирный голод и засуха
О магии, алхимии и оккультизме Геомантия и ритуальные предсказания Химическая война
О пророках, прорицателях, севиллах Сны, архитипы и реальность Юнга Третья мировая война
О ритуальных обрядах и кровавых оргиях Нострадамус и гадания на Таро Катрены о семье Кеннеди
Предсказания астрономических открытий О событиях конца тысячелетия Крушение идеологии коммунизма
Нострадамус о полетах в космос человека Нострадамус и Вечность Будущее России на рубеже тысячелетия

Copyright 2007-2017 © SB Ltd