Лейбниц Нострадамус История
История & Пророчества
Провидцы Прорицатели Контакты
Серафим Саровский
Серафим Саровский
Святители, прорицатели,
чудотворцы, предсказатели России
История российских блаженных и прорицателей

Серафим Саровский

Незадолго до своей загадочной смерти в Таганроге император Александр I путешествовал из Архангельска в Валаамский монастырь. Существует церковное предание, что на обратном пути император побывал в Саровской пустыни у старца Серафима. Император имел уединенную двух-трехчасовую беседу со старцем в его келье. Русский духовный писатель Евгений Николаевич Поселянин (Погожев) по монастырским воспоминаниям записал рассказ, в котором старец Серафим, провожая своего позднего гостя, напутствовал: «Сделай же, государь, так, как я тебе говорил».

Что именно советовал старец Серафим императору и о чем была их приватная беседа, мы уже никогда не узнаем. По одной из версий, Серафим Саровский наставлял императора на тайное монашество. По другой, якобы старец именно Александру I предрек: «Будет некогда царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и самодержавия, но Бог царя возвеличит».

Было это пророчество на самом деле дано Александру I или нет, но действительно в самом начале XX века, в 1903 году, император Николай II много способствовал канонизации Серафима Саровского. И когда через 70 лет после смерти старца император Николай II приехал на торжества по поводу открытия и прославления его мощей, он получил письмо от. святого Серафима Саровского, подписанное: «Царю, который приедет в Дивеево».Считается, что в этом письме старцем была описана вся дальнейшая жизнь царской семьи. Но обо всем по порядку.

На пути

Будущий преподобный Серафим Саровский родился 19 июля 1754 года в семье курского удачливого купца Исидора Мошнина. При крещении мальчика назвали Прохором.

Его отец брал подряды на строительство зданий и за два года до рождения Прохора заложил в родном городе собор во имя преподобного Сергия Радонежского по проекту знаменитого Растрелли. Правда, закончить работу Исидор Мошнин не успел: доведя до ума нижнюю церковь, в 1762 году он умер. Руководство строительством взяла на себя его жена Агафья. Прохор любил бывать с матерью на стройке, наблюдать, как рождается чудо. Особенно привлекала его колокольня, гордо устремлявшаяся все выше и выше. Однажды он вместе с матерью поднялся на самый верх еще недостроенной звонницы. Шустрый и любознательный, как все восьмилетние мальчишки, Прохор решил посмотреть вниз, перевесился через перила и… Не успела Агафья ни глазом моргнуть, ни вскрикнуть, как сын уже камнем стремительно падал на землю. Испуганная женщина, не помня себя, сбежала с крутой лестницы, а Прохор, живой и невредимый, отряхиваясь шел ей навстречу. Изумленная и счастливая мать, пожалуй, и поддала своему чаду на радостях по мягкому месту, чтобы неповадно было озоровать, но счастлива была чудесному спасению безмерно. Как бы там ни было, но, видимо, с этого времени жизнь юного Прохора пошла под знаком чудесных явлений. А достроенный храм в 1833 году, уже после смерти Серафима Саровского, стал кафедральным собором.

Мальчик рос крепким и смышленым. В десять лет его отдали в обучение церковной грамоте. Ум у него оказался острым, а память цепкой. Так что учение продвигалось легко, но. Дети редко растут без болезней. Вот и Прохор тяжело заболел, врачи серьезно опасались за его жизнь. Тогда, во время болезни, он увидел во сне Божию Матерь, Которая обещала посетить и исцелить его. А вскоре через двор усадьбы Мошниных прошел крестный ход с иконой Знамения Пресвятой Богородицы. Мать вынесла сына на руках, и он приложился к святой иконе. Надо ли говорить, что после этого он быстро поправился?

Выздоровев, Прохор продолжил учение и стал помогать торговать старшему брату, содержавшему лавку в Курске. Однако купеческая стезя пролегала мимо его сердца. Он познакомился с местным Христа ради юродивым, который души не чаял в парнишке, и беседы с ним все чаще наводили Прохора на мысли об уединении в монастыре. Когда решение всецело посвятить свою жизнь Богу созрело окончательно, мать благословила его медным крестиком, который Прохор носил на груди всю жизнь. Не одна курская красавица вздыхала о русоволосом и голубоглазом купеческом сыне, но он уже повесил на спину котомку паломника.

В Киево-Печерской лавре, куда Прохор пришел пешком с паломниками, старец Досифей благословил его на иночество в Саровской пустыни. И с 20 ноября 1778 года началось его служение Богу.

Высокий, великолепно сложенный, крепкий и сильный, он много работал, проходя многочисленные монастырские послушания: был келейником старца Иосифа, пономарем, пек хлеб и просфоры. Но через два года он тяжело заболел водянкой и мучился три года, не подпуская к себе врачей. На недоумение ухаживающей за ним братии, Прохор отвечал, что вверил себя только «Истинному Целителю душ и телес, Господу нашему Иисусу Христу и Пречистой Его Матери.». Состояние больного было настолько плохо, что его исповедовали и причастили, но вдруг Прохор быстро поправился. Его выздоровление удивило не только монахов, но и врачей. О чудесном видении, даровавшем ему выздоровление, он станет рассказывать гораздо позже. «В ярком свете явилась Матерь Божия в сопровождении святых апостолов Петра и Иоанна Богослова. Указав рукой на больного, Пресвятая Дева сказала Иоанну: «Сей – от рода нашего». Затем она коснулась жезлом бока больного, и тотчас жидкость, наполнявшая тело, стала вытекать через образовавшееся отверстие, и он быстро поправился».

На месте явления Божией Матери была построена больничная церковь. Престол для одного из ее приделов, освященный во имя Зосимы и Савватия, чудотворцев Соловецких, послушник Прохор соорудил своими руками из кипарисового дерева. Впоследствии он всегда причащался в этой церкви.

Восемь лет пробыл Прохор послушником в Саровской обители. Тридцать два года – начало зрелости. Проницательнее и глубже стал взгляд светло-голубых глаз, резче черты лица, солиднее окладистая борода и длинные густые усы.

13 августа 1786 года Прохор принял иноческий постриг с именем Серафим (Пламенный), через год был посвящен в сан иеродьякона. Чудесные видения продолжались, неоднократно он видел святых ангелов во время церковных служб. А однажды, во время Божественной литургии в Великий четверг, увидел Иисуса Христа, идущего по воздуху от западных дверей храма в окружении небесных бесплотных сил. Дойдя до амвона, Иисус благословил всех молящихся и вступил в местный образ справа от царских врат.

В 39 лет отец Серафим был рукоположен в сан иеромонаха и стал пустынножителем. Он ушел жить в одинокую келью в нескольких километрах от монастыря, приходя в обитель только по субботам – причащаться. Однако высокое подвижничество не спасло его от встречи с грабителями. Разбойники, как им и положено, требовали денег, а когда не нашли, жестоко избили монаха, который, несмотря на физическую силу и топор в руках (он в то время рубил дрова), не оказал им никакого сопротивления. Вот уж действительно, вручил себя во власть «Целителя душ и телес».

Смертельно израненный, он с большим трудом дошел до монастыря, где пролежал в очень тяжелом состоянии, не принимая ни воды, ни пищи, удивив приехавших врачей тем, что вообще остался жив. У отца Серафима была проломлена голова, сломаны несколько ребер и остались следы жестоких побоев на всем теле. Снова ему в коротком и приятном сне являлась Божья Матерь с апостолами Петром и Иоанном. Коснувшись головы преподобного, Царица Небесная даровала ему исцеление.

Пять месяцев отец Серафим провел в монастыре и снова ушел в свой лес до 1810 года. В это время он прошел трехлетний «подвиг молчальничества»: не проронил ни звука. Когда он вернулся из пустыни, сразу на пять лет ушел в затвор. Итог такой жизни был закономерен: отец Серафим сподобился духовных даров прозорливости и чудотворения. Но подобным способностям нужно достойное применение. Снова являлась ему Пресвятая Дева в чудном сне и велела принимать у себя людей, души которых нуждались в наставлении, утешении, руководстве и исцелении. Так отец Серафим стал старцем.

Серафим Саровский

Серафим Саровский

Старец Серафим принимал всех охотно и с радостью, беседовал, давал краткие наставления и благословение. Посетителей подкупали его неизменное участие, ласковые обращения: «радость моя», «сокровище мое», огромная любовь и реальная помощь.

Келья его была открыта для посещений от ранней обедни до восьми вечера. Входящий натыкался на дубовый гроб в сенях, который отец Серафим сделал себе из цельного дерева. У гроба старец часто молился, постоянно помня о мире ином. Маленькая келья печкой не отапливалась, освещалась только одной лампадой, многочисленными свечами у икон и светом, поступающим через два крохотных оконца. Постелью старцу служили мешки с песком и каменьями, стулом – обрубок дерева. Келейник старца как-то спросил у него, не опасно ли такое большое количество зажженных свечей в тесном помещении. На что отец Серафим отмахнулся: «Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром».

Однажды прибежал в обитель крестьянин: отчаяние в глазах, слезы в голосе, – искал отца Серафима. Отыскав, упал в ноги:

– Батюшка! У меня украли лошадь, и я теперь без нее совсем нищий. Не знаю, чем семью кормить буду. А ты, говорят, угадываешь!

Старец Серафим поднял крестьянина с колен и ласково сказал:

– Огради себя молчанием и поспеши в село. Когда будешь подходить к нему, свороти с дороги вправо и пройди задами четыре дома: там ты увидишь калиточку. Войди в нее, отвяжи свою лошадь от колоды и выведи молча.

Крестьянин только шапку к груди прижал с чувством и бегом в путь. И вернул лошадь в хозяйство.

Было дело, приезжал в Саровскую обитель из любопытства заслуженный генерал-лейтенант. При полном параде: вся грудь в орденах. Устроил сам себе экскурсию по монастырю. Когда же собрался покидать обитель, на выходе встретил знакомого помещика и слово за слово разговорился. Помещик, узнав, что собеседник незнаком лично со старцем Серафимом, стал настоятельно уговаривать его зайти к старцу в келью. Хоть и с трудом, но уговорил все-таки генерала и повел к старцу. Отец Серафим встретил посетителей на пороге, поклонился генералу в ноги, пригласил в келью. Что-то остановило помещика, и он остался в сенях, а генерал задержался у старца на добрые полчаса.

Когда старец Серафим выводил гостя из кельи, лицо последнего было мокрым от слез, и он прикрывал его руками, продолжая по-детски всхлипывать. Сдав генерала на руки помещику, старец вернулся в келью и вынес забытые посетителем фуражку и ордена. Позднее генерал рассказывал, как он был тронут до глубины души смирением старца и потрясен его прозорливостью. По его словам, старец Серафим рассказал всю его жизнь с тайными подробностями, и во время этого рассказа с генерала посыпались его награды.

– Это потому, что ты получил их незаслуженно, – вынес свой вердикт старец.

Приезжала за благословением старца некая Евдокия, вдова из Пензы. Помолилась в церкви и встала в конец очереди на прием к отцу Серафиму. Вдруг слышит его голос:

– Евдокия, поди сюда поскорее. Покрутила вдова головой, никто больше на имя не отзывается, а отец Серафим, хоть и в толпе она, прямо на нее смотрит. Подошла вдова, смущаясь, к старцу. Он благословил ее и говорит:

– Тебе надобно поспешить домой, чтобы застать дома сына.

Евдокия поспешила домой в Пензу и, действительно, едва застала сына: начальство Пензенской семинарии назначило его студентом Киевской академии и спешило скорее отправить в Киев.

Одна небогатая барыня-помещица совсем обеднела: три года хлеб не родился, остался один хуторок, да и тот перезаложенный. С горя поехала она за советом к старцу в Саров, всю дорогу проплакала. Приехала в обитель, а старец еще не принимает, и у его кельи народу – море. Пробралась помещица к самым дверям его кельи и стала громко просить старца, чтобы помог ей в горе советом и молитвой. Тотчас дверь отворилась, и появился на пороге старец Серафим. Благословил женщину и сказал:

– Не скорбите, матушка, не скорбите. Господь вас помилует. Вот как получите восемьдесят тысяч, то по копеечке с каждого рубля Богу пожертвуйте.

– Где мне, отец святой, столько денег взять? У меня теперь и восьмидесяти рублей не найдется.

– Будет, будет, – настойчиво повторил старец. – Вы только поспешите поскорее домой. Вот вам и сухарики на дорогу.

Благословил старец ее еще раз и все твердил, чтобы спешила домой. Удивленная и обрадованная барыня скорее села в коляску и покатила обратно. Приехала домой – письмо: умер дальний родственник и нежданно-негаданно оставил ей все свое состояние, как раз восемьдесят тысяч.

Приезжали к старцу и братья князья Волконские. Сергею Григорьевичу он и подойти к себе не дал, прогнал: «Гряди, откуда пришел». А брата его благословил, но подвел к колодцу с мутной и грязной водой и предупредил: «Твой брат намеревается возмутить Россию, образумь его, смуты не кончаются хорошим, много будет пролито слез и крови». Как Серафим Саровский и предвидел, генерал-майор князь Сергей Григорьевич Волконский, член «Союза благоденствия» и Южного общества, участник восстания декабристов, был осужден по первому разряду («к смертной казни отсечением головы»), но по конфирмации приговорен к двадцати годам каторги, сокращенной, впрочем, до пятнадцати лет.

Иногда посетители, готовясь к встрече со старцем, записывали вопросы для памяти, чтобы вдруг не забыть чего-нибудь главного. Потом изумлялись, что отец Серафим, иногда даже не дослушав вопрос до конца, поспешно отвечал на него. Казалось, он знает содержание заветных вопросников и торопится ответить на них полностью. На письма же старец отвечал, почти никогда не распечатывая их.

Многие удивлялись:

– Батюшка, душа человеческая перед вами открыта, как лицо в зеркале, ум ваш так чист, что от него ничего не сокрыто в сердце ближнего.

– Не так ты говоришь, радость моя, – мягко, но решительно отрицал старец. – Сердце человеческое открыто одному Господу, и один Бог – сердцеведец, а человек приступит, и – сердце глубоко. Ко мне идут, как к рабу Божию. Я, грешный Серафим, так и думаю, что я грешный раб Божий, что мне повелевает Господь, то я и передаю требующему полезного. Первое помышление, являющееся в душе моей, я считаю указанием Божиим и говорю, не зная, что у моего собеседника на душе, а только верую, что так мне указывает воля Божия для его пользы. А бывают случаи, когда мне выскажут какое-либо обстоятельство, и я, не поверив Его воле Божией, подчиню своему разуму, думая, что это возможно, не прибегая к Богу, решить своим умом: в таких случаях всегда делаются ошибки. Поэтому как железо ковачу, так я предал себя и свою волю Господу Богу: как Ему угодно, так и действую, своей воли не имею, а что Богу угодно, то и передаю.

Наверное, поэтому Серафим Саровский так решительно определял судьбы доверившихся ему людей. Знал, что является только проводником Божией воли.

Один послушник Глинской пустыни, никак не решавшийся сделать выбор между миром и монастырем, пришел к Серафиму Саровскому за советом и услышал в ответ:

– Сам спасайся и брата своего Николая спасай. Возможно, напомнил молодой человек старцу его самого много лет назад, когда пришел он в Киев к затворнику Досифею за благословением, потому что после паузы отец Серафим продолжил:

– Помнишь ли житие Иоанникия Великого? Странствуя по горам и стремнинам, он нечаянно выронил из рук жезл, который упал в пропасть. Достать его было нельзя, а без жезла святой не мог идти далее. В глубокой скорби он обратился к Господу Богу, и ангел Господень невидимо вручил ему новый жезл.

Сказав это, старец вложил в правую руку послушника свою собственную палку и закончил:

– Трудно управлять душами человеческими! Но среди всех твоих напастей и скорбей в управлении душами братии ангел Господень непрестанно при тебе будет до скончания жизни твоей.

В дальнейшем послушник поступил в монастырь и через тридцать два года был возведен в архимандриты Астраханского Чуркинского Николаевского общежительного монастыря. Его брат провел жизнь в Козелецком Георгиевском монастыре в звании иеромонаха.

Был и такой случай: пришел к старцу крепостной – управляющий имением одного помещика вместе с женою. Они просили благословения на поездку в Москву к своему барину: хлопотать о вольной или, в крайнем случае, об увольнении с нелегкой должности. Старец Серафим взял управляющего за руку, подвел его к иконе «Умиление Божией Матери» и сказал:

– Прошу тебя ради Божией Матери: не отказывайся от должности. Твое управление – к славе Божией: мужиков не обижаешь. А в Москву нет тебе дороги. Вот твоя дорога: я благословил одного управляющего проситься на волю по смерти господина. Когда господин тот скончался, госпожа отпустила управляющего на волю и дала ему доверенность на управление имением такую, что только себя ему не вручила.

Управляющий остался служить, и все случилось так, как рассказал старец, якобы о ком-то другом.

– Сооруди храм, – сказал старец одной бедной вдове, оставшейся после смерти мужа без средств к существованию.

– Как, батюшка? У меня же за душой ни гроша! – растерялась женщина, пришедшая за советом и помощью к Серафиму Саровскому. Но тот объяснять ничего не стал.

В смятении чувств несчастная женщина вернулась домой, не зная, что ей делать с советом, и готовая расценить его как насмешку. А через несколько дней в церкви незнакомка дала ей ребенка, попросила поднести к причастию, да и скрылась в неизвестном направлении. Вдова подумала-подумала и взяла девочку на воспитание. В городе об этом узнали, и губернатор распорядился назначить женщине хорошую пенсию. Тогда она поняла, что имел в виду старец.

Часто спрашивали старца о будущем, просили благословения на брак. Часто он предсказывал, не дожидаясь вопроса. Немолодая купчиха вспоминала, как приезжала в Саров к старцу девушкой, полной ожидания счастья. Отец Серафим поцеловал ее в голову и сказал:

– Эта голова много горя увидит! В горести зачнешь и в горести всех пожнешь.

– Так и сбылось, – вытирала слезу купчиха. – Детей у меня было много, а он притчей предсказал мне правду: вырастила их, всех поженила и всех же схоронила. И сама осталась теперь одна на белом свете.

2 марта 1855 года Екатерина Федоровна Аксакова (урожденная Тютчева), фрейлина супруги Александра II, Марии Александровны, записала в дневнике: «Императрица говорила со мной также про предсказание, сделанное отшельником Сарова Михаилу Павловичу о смерти его дочери, о его собственной смерти и о смерти императора Николая. Великий князь Михаил никогда не хотел рассказать того, что было предсказано о детях императора Николая, говоря, что он откроет это только императрице, но он так и умер, не решившись этого сказать. По-видимому, это было что-то зловещее».

Бывало, что старец связывал судьбы людей незнакомых. Рассказывают историю, как один офицер приехал к старцу за благословением на брак. С благословением старец не торопился, сказав, что невеста ждет офицера в гостинице. И молодую девушку, ждущую благословения на замужество, отец Серафим тоже не благословил, сославшись на то, что жених ее в Сарове. Заинтриговал одним словом. Офицер и девушка познакомились, понравились друг другу, и когда вдвоем пришли к старцу по его требованию, тот благословил их к венцу. Их семейный союз оказался очень счастливым.

Кстати, вступившим в брак старец никогда не давал благословения на развод, а напротив, велел жить вместе, как бы ни было трудно.

– Зачем ты не живешь с женой (или с мужем)? – строго и даже грозно вопрошал в таких случаях отец Серафим. – Ступай к ней (к нему), ступай! – сердито гнал он от себя опешивших посетителей.

У тех, кто следовал наставлениям старца, семейная жизнь налаживалась, возвращались единение и согласие.

Десять лет принимал старец Серафим посетителей, не оставляя затвора, не покидая своей кельи. Наконец, пришло время выйти ему на свет белый, новые дела ждали Серафима Саровского.

Серафим Саровский. Продолжение →



Провидцы, прорицатели, блаженные и юродивые в истории России
Феодосий Печерский Петр и Феврония Прокопий Устюжский
Петр Московский Сергий Радонежский Стефан Пермский
Кирилл Белозерский Василий Блаженный Филипп митрополит
Иоанн Юродивый Иринарх Старец Брюс Яков Вилимович
Ксения Петербургская Серафим Саровский Авель Вещий
Киргхоф Александра Филипповна Крюденер Юлиана Татаринова Екатерина
Корейша Иван Яковлевич Макарий Оптинский Павел Таганрогский
Иннокентий митрополит Амвросий Оптинский Иоанн Кронштадтский
Варсонофий Оптинский Крыжановская-Рочестер Вера Распутин Григорий Ефимович
Хлебников Велимир Матрона Московская Мессинг Вольф Григорьевич

Copyright 2007-2017 © SB Ltd