Лейбниц Нострадамус История
История & Пророчества
Провидцы Прорицатели Контакты
Матрона Московская
Матрона Московская
Провидцы, святители,
чудотворцы и блаженные в истории России
История российских блаженных и прорицателей

Матрона Московская. Матрона Дмитриевна Никонова.

В 1881 году в Тульской губернии, невдалеке от поля Куликова, в селе Себино Епифанского уезда,[6 - Сейчас Кимовский район.] в семье крестьян Никоновых ожидали безрадостное событие – рождение ребенка. Чему было радоваться, когда четверо голодных ртов мал мала меньше уже по лавкам сидели, в чугунки смотрели. А чугунки были пустые – жила семья бедно: избу топили по черному, соломой, и всей семьей спали зимой в русской печке, покрепче прижимаясь друг к другу.

Родители – Дмитрий да Наталья – тихо пошептавшись, повздыхали и, пролив скупые слезы, решили отдать дитя в соседнее село Бучалки, в приют князя Голицына, иначе хоть по миру иди. С тем и спать легли.

Наутро Наталья рассказывала мужу сон. Приснилась ей ослепительно белая птица с человеческим лицом, почему-то Наталья сразу догадалась, что это – ее не родившаяся еще дочь. Птица покружилась над головой у Натальи, потом опустилась ей на правую руку и, сложив крылья, заглянула в лицо. Глаза у белой птицы были закрыты.

22 ноября родила Наталья слепую девочку и сразу вспомнила сон, оказавшийся вещим знамением. Это подтвердил и сельский священник отец Василий, славившийся среди прихожан как праведник и блаженный, при крещении девочки, названной Матроной в честь преподобной Матроны Константинопольской, греческой подвижницы V века. Когда священник опустил дитя в купель, над младенцем распространился увиденный всеми прихожанами столб легкого благоухающего дыма. Отец Василий сразу понял, что это знамение, свидетельствующее о богоизбранности младенца. Он сказал:

– Я много крестил, но такое вижу в первый раз, и этот младенец будет свят. Девочка эта Господом дарована.

Тогда Наталья рассказала ему о вещем сне. Отец Василий задумался, по лицу его пробежала тень, и он добавил, обращаясь к присутствующим:

– Это дитя встанет на мое место. Слепая, она будет видеть то, что не дано зрячим, и предскажет мою кончину.

Девочка росла, но была «со странностями» – по средам и пятницам не брала материнскую грудь и спала в это время сутками.

Матрона была не просто слепая, у нее совсем не было глаз, а пустые глазницы были закрыты неразмыкающимися веками, как у белой птицы, виденной во сне матерью девочки. Еще не научившись толком ходить, она из колыбели переползала на стол, добиралась до икон в красном углу, снимала и ночью тихо играла с ними на столе.

Вскоре у нее на теле отчетливо проявился телесный знак, нерукотворный нательный крестик – выпуклость в отчетливой форме креста. Мать как-то стала ругать подросшую девочку, укоряя ее за то, что она снимает с себя крестик. Девочка покорно выслушала мать и сказала:

– Мамочка родная! Зачем ты бранишь меня? Крестик у меня на груди, он всегда со мной.

Мать все поняла, устыдилась и попросила прощения у дочери за свою забывчивость и непонятливость.

Сельские ребятишки часто обижали слепую девочку – что поделать, дети злы, – не по умыслу, а по несмышлености. Они сажали Матронушку в яму и смотрели, как она выкарабкивается оттуда, стегали ее крапивой, зная, что она не видит обидчиков. Девочка сносила издевательства детей терпеливо и безропотно. Смущенные этим, дети вскоре устыдились и перестали обижать ее.

Однажды ночью, когда девочке было семь лет, она встала, вышла на улицу, долго стояла в дверях, потом растормошила мать и сказала:

– Матушка, вы вот спите сладко, а отец Василий умер.

Родители быстро собрались и побежали к дому священника, в окнах которого, несмотря на поздний час, горел свет. Оказалось, что отец Василий только что скончался.

С этих пор у Матронушки открылся дар предсказания, непрерывной молитвы и исцеления больных и немощных. В селе был красивый храм – церковь Успения Божией Матери. Сюда на богослужения ходили родители Матронушки, всегда приводили ее с собой, а вскоре она и сама уже безошибочно находила дорогу. Девочка буквально выросла в храме. По воспоминаниям односельчан, у нее было любимое место – слева, за входной дверью, у западной стены. Там она во время службы подпевала хору певчих.

Как известно, у народной молвы ноги быстрые. Как только в девочке открылся дар предсказания и исцеления, к ней потянулись люди из окрестных деревень. Быстро разнеслась по округе весть о том, что слепая девочка насквозь видит каждого, знает все его тайные мысли и грехи, но самое главное – она предостерегает от паводка, грозы, по ее молитве люди исцеляются.

К убогой избушке Никоновых потянулись бесконечной вереницей скрипучие телеги, пошли пешком отчаявшиеся люди. Сначала из соседних деревень, потом со всего уезда, потом из других уездов и губерний. Девочке удавалось поднимать на ноги многих лежачих больных, исцелять врожденные недуги. Благодарные просители готовы были отдать последнее, в знак признательности за чудесные исцеления оставляли родителям девочки продукты, вещи, деньги. Вот так семилетняя слепая девочка, вместо того чтобы быть обузой для семьи, стала в доме главной кормилицей.

Много свидетельств чудесного дара провидения сохранилось в воспоминаниях односельчан Матронушки.

Однажды ее родители собирались в храм, но отец в последний момент почувствовал недомогание и остался дома, мать Матроны пошла в церковь одна. Отец усердно молился дома перед образами. Мать же в храме больше думала не о молитве, а о том, как чувствует себя занемогший муж. Когда, едва дождавшись окончания службы, она поспешила домой, дочь встретила ее упреком:

– Что же ты, мама, в храме не была?

– Как это – не была? – опешила мать. – Я только что оттуда вернулась, всю службу от начала до конца отстояла!

– Не была ты в храме, – упрямо помотала головой Матронушка. – Стоять ты там стояла, а не была. Отец там был, а ты не была…

Матронушка духовным зрением видела больше, чем зрячие глазами. Она почувствовала, что отец душой, молитвой и сердцем в храме, а мать душой дома.

Родственница Матроны свидетельствовала, как однажды Матронушка сказала матери:

– Я сейчас уйду ночевать к тетушке, а завтра пожар будет. Но ты не сгоришь.

Наутро действительно был сильный пожар, чуть ли не все село сгорело, но когда огонь вплотную подошел к избе матери Матронушки, ветер внезапно изменился, и огонь перекинулся на другую сторону улицы, обойдя родительский дом.

У местного помещика Янькова была дочь Лидия. Она привечала слепую девочку, всячески ей благоволила. Кроме доброты, отличалась Лидия набожностью, часто ездила на богомолье, в паломничества и стала брать с собой Матронушку. Вот так в отрочестве блаженная Матрона вместе с благодетельницей побывала в Киево-Печерской лавре, в Троице-Сергиевой лавре, в других святых местах России и даже в Петербурге.

Там, во время посещения Андреевского собора в Кронштадте, произошла весьма примечательная встреча четырнадцатилетней Матронушки с Иоанном Кронштадтским.

Когда заканчивалась служба, Матронушка попыталась подойти поближе, но не могла, так много было народа. Неожиданно отец Иоанн Кронштадтский прервал службу и сказал прихожанам:

– Расступитесь! Дайте пройти! Иди-иди ко мне, Матронушка. А вы все смотрите и помните мои слова: идет моя смена – восьмой столп России!Во времена гонений на нее ляжет особое служение России.

Когда Матроне было семнадцать лет, она, перед тем как пойти в храм на службу, долго молилась перед иконой.

– В церкви помолишься, доченька, – сказала мать.

– В церкви я помолюсь, а сейчас прошу Господа укрепить меня, чтобы пойти в храм.

Мать удивилась словам дочери, но она уже привыкла, что дочь часто говорит туманно и не всегда понятно для окружающих, часто тайный смысл ее слов становился понятен позже. Так случилось и на этот раз. После причастия Матронушка столкнулась в проходе с неизвестно откуда пришедшей женщиной в черном. Матронушка побледнела и осела на пол. К ней подбежали прихожане, стали поднимать, но она не могла стоять на ногах. На руках ее перенесли в дом. Когда ей стало легче, она сказала:

– Я знала, что так случится, что встречусь с черной женщиной и она отнимет у меня ноги.

– Зачем же, доченька, ты пошла в храм? – со слезами спросила мать.

– На то была воля Божья, как я могла противиться? – смиренно ответила Матронушка.

До конца дней своих она больше не встала на ноги. Но никогда, исцеляя других, она не горевала над своими недугами, безропотно принимая волей Божьей возложенный на нее тяжкий крест.

За помощью к Матроне обращались многие люди, никому и никогда не было от нее отказа. В нескольких километрах от ее села жил мужчина, у которого отнялись ноги. Когда односельчане предложили свозить его к Матроне, мужчина отказался:

– Как она мне помочь может, когда себе помочь не может, сама обезножела?

Матрона узнала об этом, родственники мужчины рассказали, хотели чуть не силком его везти к ней. Но Матрона сказала:

– Не надо везти того, кто ехать не хочет. Скажите ему – пускай завтра же с самого раннего утра добирается ко мне самостоятельно, как сам сможет.

– Да как же он сможет, когда ноги у него отнялись?!

– На животе ли, на коленках ли, как осилит. Ничего, до вечера доползет, зато домой на своих ногах вернется.

Родственники сначала даже не хотели передавать мужчине слова Матроны, больно крут тот был нравом. Но все же передали. Мужчина принял слова Матроны на удивление спокойно. Еще больше удивились его односельчане, когда поутру он, цепляясь за перила, сполз с крыльца и, вывалившись на дорогу, пополз к Матрониному селу. Домой он действительно вернулся поздно вечером, но зато своими ногами.

Матрона Московская Икона

Святая блаженная старица Матрона Московская

Как-то на Пасху пришли к Матроне три женщины из соседней деревни. Матрона говорила с ними, сидя возле раскрытого окошка. Поговорив, с поклоном оделила их скромными пасхальными дарами: одной дала просфору, другой – воду, а третьей – пасхальное яйцо-крашенку. Двум велела дары ее домой отнести и с близкими разделить, а той, которой яйцо подарила, велела съесть его сразу же, как только со двора Матрониного выйдет.
Женщины поблагодарили и пошли. Вышли со двора, женщина разбила яйцо, а оттуда выскочила. мышь. Визгу было! Перепугалась женщина жутко, руки-ноги трясутся!

Матрона смотрит в ее сторону из окна и говорит:

– Что же ты мыша не съела-то?

– Матронушка, матушка! – взмолилась перепуганная женщина. – Как же я могу мыша съесть?!

– А как ты могла беднякам и сиротам, у которых коровы нет, продавать молоко, из которого мышей вылавливала?

– Да никто же не видел! – еще больше испугалась женщина. – Никто же про то не знает!

– Бог про все видит, Бог все про всех знает, – погрозила пальцем Матрона. – Иди-ступай, да помни об этом.

Исцеляла блаженная Матрона исключительно молитвой и Божией помощью, которую испрашивала. Колдунов и знахарей она сама не любила и приходивших к ней предостерегала доверяться ворожеям.
Времена были тяжелые: Русско-японская война, потом Первая мировая, а Матрона предсказывала и еще более кровавые перемены. Все чаще была она грустна, все больше молилась, даже спать почти перестала.

Однажды она сказала матери:

– Пойди к священнику, скажи ему, что у него в шкафу книжном, на второй снизу полке, стоит книга с изображениями икон. Есть в ней икона «Взыскание погибших». Надо нам для церкви Успения Божией Матери с иконы этой список заказать.

– Доченька, – прослезилась мать. – Где же мы такие деньги возьмем, заказ оплатить?

– Ничего, матушка, деньги сами соберутся, – ответила Матрона.

Когда мать рассказала священнику о просьбе дочери, тот очень удивился и засомневался – есть ли у него такая книга, которую просит Матрона? Книга с изображением иконы «Взыскание погибших» оказалась именно там, где указала Матрона. Батюшка сам поведал прихожанам о чудесном событии и призвал людей собирать деньги на икону для храма. Матрона и сама благословляла приходивших к ней за помощью собирать деньги на икону по окрестным деревням и селам. Хотя и жили крестьяне трудно, деньги были всем миром собраны.

Рассказывают, что в соседней деревне жили два брата, известные разгильдяи. Когда собирали деньги на икону, они жертвовать не хотели, но один все же дал нехотя рубль, а второй со зла бросил в церковный поднос копеечку. Матрона, пересчитывая собранные деньги, отложила в сторону эти самые рубль и копеечку и велела вернуть их мужикам. Матери она при этом сказала так:

– Верните им рубль и копеечку, они собранные всем миром от сердца деньги портят.

Писать икону пригласили художника, имя которого осталось неизвестным. Привели его к Матроне, она показала репродукцию иконы в книге и спросила:

– Сможешь написать такую?

– Отчего же? – усмехнулся художник. – Наше дело такое – иконы писать, сделаем.

Матрона почему-то вздохнула, покачала головой и велела художнику покаяться в грехах, исповедаться и причаститься.

Когда художник все сделал так, как она велела, Матрона спросила еще раз:

– И теперь ты точно знаешь, что напишешь икону?

– Не первую икону на своем веку пишу, – обиделся художник.

Обещал он работу выполнить быстро, а только никак дело у него не идет. Краски не так смешиваются, кисти из рук вываливаются, словно писать иконы разучился. Бился он над иконой, бился – ничего не выходит. Пришел к Матроне и с досадой великой признался, что ничего у него не получается.

– Как же ты, не покаявшись, икону писать собрался? – насупилась Матрона.

– Каялся я! – возразил художник.

– Тот не кается, кто не во всех грехах признается, – погрозила Матрона.

А художник действительно утаил некий большой грех, в котором признаваться боялся, и был очень удивлен, как Матрона об этом узнала. Пошел в церковь и покаялся во всем без утайки. И после этого написал икону.

Образ этот на долгие времена стал главной иконой местного храма, многие чудотворения были совершены с помощью этой иконы. Во время засухи ее выносили на поля, совершали торжественный молебен, и тут же, едва успевали дойти до околицы, проливался щедрый дождь.

Лишив Матрону зрения, Господь дал ей зрение духовное. Но и об окружающем мире Матрона имела на удивление точное представление, хотя слепой родилась. Она могла легко перечислить все иконы в храме, рассказать о них, хотя, никогда эти образа не видела.

Как-то Зинаида Жданова, оставившая обширные воспоминания о Матроне, в разговоре посочувствовала ей, пожалев, что не видит она окружающей красоты мира. Матрона кротко улыбнулась и ответила так:

– Мне Бог однажды открыл глаза и показал мир и творение Свое. И солнышко видела, и звезды на небе, и все, что на земле, красоту земную: горы, реки, травку зеленую, цветы, птичек.

Еще только началась Первая мировая война, а Матрона уже предсказала революцию и черные дни России. Она часто рассказывала о том, как «будут грабить, разорять храмы и всех подряд гнать».Она говорила:

– Будут злые времена, народ обезумеет, будут хватать чужое добро, отбирать землю, грызться друг с другом из-за этого, как собаки из-за кости. Потом побегут все кто куда, бросят все. Земля никому не нужна будет, на земле трудиться надо, а трудиться народ разучится, отобранное пропьет-прогуляет, а вернуть не сможет, разучится работать.

Отцу своей благодетельницы, помещику Янькову, она постоянно советовала продать все и уехать с дочкой за границу. Призывала его, если не себя, то хотя бы дочь спасти. Не послушал помещик, вот и дожил до черных дней – богатое имение его разграбили, самого помещика убили, а дочь его сгинула в скитаниях неизвестно где.

Сохранились воспоминания о том, как некая барыня купила в Себино дом и решила построить для храма колокольню. Пришла к Матроне и рассказала ей о своей задумке.

– Праведное дело ты задумала, – вздохнула Матрона, – да только не сбудется оно. Никак не сбудется.

– Как же не сбудется, – удивилась барыня, – когда я уже и кирпич выписала, и другие материалы, работников наняла, деньги у меня на все это есть.

Ничего не ответила ей Матрона, только твердила упрямо свое, да вздыхала. И действительно, не успела барыня колокольню выстроить. Революция грянула, не до колоколен стало. Барыня сбежать не успела, все ее сбережения, кирпич и другие материалы для строительства колокольни новая власть конфисковала, а скоро и с церквей кресты полетели.

В эти трудные времена Матрона, как могла, вразумляла, наставляла приходивших к ней за советом и утешением. Когда спрашивали ее, как жить дальше во времена насилия и безбожия, она отвечала:

– Враг наступает – молитесь, молитвой все спасены будем. Враг на левом плече, а на правом – ангел, и у каждого своя книга: в одну записываются наши грехи, в другую – добрые дела. Крестным знамением спасайтесь, защищайтесь крестом, молитвою и святой водой, – наставляла Матрона, – креститесь, крест – такой же замок, как на двери. Блаженная наставляла не осуждать ближних:

– Зачем осуждать других людей? Думай о себе чаще. Каждая овечка будет подвешена за свой хвостик. Что тебе до других хвостиков? Терпите. Если старые и больные или кто из ума выжил обидят вас словами или чем еще, не слушайте слов, а помогите им, чем можете. Больным и убогим нужно помогать, чем только возможно и прощать им, что бы они ни говорили или ни делали.

– Как же Господь допустил безбожие на Руси? – вопрошали ее верующие. – Столько храмов закрыли! Все церкви порушили, утварь церковную забрали, оклады с образов ободрали.

– Народ одурманили, легкой наживой поманили, – говорила она, – скоро в храмы ходить будет некому, служить будет некому. Раньше люди веровали, молились, кресты носили, иконы в каждом доме в красном углу стояли, дома освящены были, образом Божьим защищены. Бесы пролетали мимо таких домов, а теперь люди от Бога отрекаются, безверием похваляются, вот бесы не только что в дома, в людей вселяются.

Не выдержали искушения и братья Матроны – оба вступили в партию, публично отказались от Бога, стали сельскими активистами, сами церкви закрывали, к безбожию призывали. Известная всем в округе сестра их, много лет кормившая всю семью, стала обузой, боялись братья, поскольку народ к ней шел и ехал и в эти годы. В 1925 году они отвезли ее в Москву к дальним родственникам, с глаз долой.

Почти тридцать лет прожила, а точнее проскиталась по чужим углам блаженная Матрона. В Москве прожила она до самой кончины, город этот сразу же полюбила, называла Москву «святым городом, сердцем России». Жизнь Матроны в Москве – череда бесконечных скитаний из угла в угол, из комнатушки в комнатушку. Жили тогда тесно, так что ютиться Матроне приходилось в буквальном смысле по углам, по прихожим и чуланам. К тому же жила она в Москве без прописки, что было чревато серьезными последствиями для дававших ей приют людей. За это могли арестовать и сослать в места далекие не только саму Матрону, но и тех, кто приютил ее. Спасала блаженную и приютивших ее людей прозорливость Матроны. Она внутренним зрением предвидела беду и всегда успевала вовремя съехать. Приходили ее арестовать, а слепой старушки и след простыл.

Вот что рассказывала о том, как тяжело порой приходилось Матроне, Зинаида Жданова, у которой впоследствии долго жила блаженная:

«Я приехала в Сокольники, где матушка часто жила в маленьком фанерном домике, отданном ей на время. Была глубокая осень. Я вошла в домик, а в домике – густой, сырой и промозглый пар, топится железная печка-буржуйка. Я подошла к матушке, а она лежит на кровати лицом к стене, повернуться ко мне не может, волосы примерзли к стене, еле отодрали. Я в ужасе сказала: «Матушка, да как же это? Ведь вы же знаете, что мы живем вдвоем с мамой, брат на фронте, отец в тюрьме и что с ним – неизвестно, а у нас – две комнаты в теплом доме, сорок восемь квадратных метров, отдельный вход; почему же вы не попросились к нам?» Матушка тяжело вздохнула и сказала: «Бог не велел, чтобы вы потом не пожалели»».

В доме на Арбате, в Староконюшенном переулке, в старинном деревянном особняке, в квартире бывшей своей односельчанки Е. М. Ждановой, прожила Матрона с 1942 по 1949 год. Здесь она обжилась, собрала множество икон: три угла в квартире от пола до потолка были увешаны иконами.

Многие люди, давшие приют Матроне, были позже арестованы, сосланы. Зинаида Жданова была осуждена за участие в религиозно-монархической группе.

Однажды был случай, когда в милицию кто-то написал донос, что в квартире Ждановых проживает без прописки слепая старушка, которая ведет религиозную пропаганду, незаконно лечит и прорицает. Участковый прочитал донос и отправился по адресу. Матрона была дома, вела себя спокойно. Когда участковый потребовал у нее документы, велев собираться в отделение, Матрона сказала:

– Я-то соберусь. Мне собраться – себя с кровати поднять. А вот ты лучше бы скорей домой бежал, у тебя там беда случилась. Не стой! Беги! За мной после придешь. Куда от тебя слепая старуха денется?

Участковый, сам не зная почему, послушался совета и поехал домой. Оказалось, что от неосторожного обращения взорвался керогаз, его жена получила сильные ожоги и лежала без сознания на полу. Участковый подхватил ее и отвез в больницу. К счастью, он успел вовремя, врачи сказали, что еще немного и спасти женщину не удалось бы.

Когда участковый вернулся на службу, начальник спросил его:

– Ты привез слепую старуху, которая без прописки живет?

Участковый ответил, что эта старушка спасла жизнь его жене и что он ни за что не сделает зла слепой провидице. Начальник выслушал рассказ участкового и молча порвал донос. Так, говорят, и жила столько лет старушка у Ждановых, и никто ее не трогал.

Та же Зинаида Жданова рассказывала удивительный случай о прозорливости и внутреннем видении Матроны:

«Матушка была совершенно неграмотная, а все знала. В 1946 году я должна была защищать дипломный проект здания Министерства военно-морского флота, (я тогда училась в Архитектурном институте в Москве). Мой руководитель, непонятно за что, все время меня преследовал. За пять месяцев он ни разу не проконсультировал меня, решив «завалить» мой диплом. За две недели до защиты он объявил мне: «Завтра придет комиссия и утвердит несостоятельность вашей работы!» Я пришла домой вся в слезах: отец в тюрьме, помочь некому, мама на моем иждивении, одна надежда была – защититься и работать.

Матушка выслушала меня и говорит: «Ничего, ничего, защитишься! Вот вечером будем пить чай, поговорим!» Я еле-еле дождалась вечера, и вот матушка говорит: «Поедем мы с тобой в Италию, во Флоренцию, в Рим, посмотрим творения великих мастеров.» И начала перечислять улицы, здания! Остановилась: «Вот палаццо Питти, вот другой дворец с арками, сделай так же, как и там – три нижних этажа здания крупной кладкой и две арки въезда».

Я была потрясена ее ведением. Утром прибежала в институт, наложила кальку на проект и коричневой тушью сделала все исправления. В десять часов прибыла комиссия. Посмотрели мой проект и говорят: «А что, ведь проект получился, отлично выглядит – защищайтесь!»

Зинаида Владимировна Жданова так описала блаженную:

«Кто такая была Матронушка? Матушка была воплощенный ангел-воитель, будто меч огненный был в ее руках для борьбы со злой силой. Она лечила молитвой, водой. Она была маленькая, как ребенок, все время полулежала на боку, на кулачке. Так и спала, по-настоящему никогда не ложилась. Когда принимала людей, садилась, скрестив ножки, две ручки вытянуты прямо над головой пришедшего в воздухе, наложит пальчики на голову стоящего перед ней на коленях человека, перекрестит, скажет главное, что надобно его душе, помолится. Она жила, не имея своего угла, имущества, запасов. Кто пригласит, у того она и жила. Жила на приношения, которыми сама не могла распоряжаться. Была в послушании у злой Пелагеи, которая всем распоряжалась и раздавала все, что приносили матушке, своим родственникам. Без ее ведома матушка не могла ни пить, ни есть..

Матушка, казалось, знала все события наперед. Каждый день прожитой ею жизни – поток скорбей и печалей приходящих людей. Помощь больным, утешение и исцеление их. Исцелений по ее молитвам было много. Возьмет двумя руками голову плачущего, пожалеет, согреет святостью своей, и человек уходит окрыленный. А она, обессиленная, только вздыхает и молится ночи напролет. У нее на лбу была ямка от пальчиков, от частого крестного знамения. Крестилась она медленно, усердно, пальчики искали ямку.»

Слепая от рождения, она учила других зрению духовному, обезноженная, учила приходивших к ней идти по пути веры. Люди шли и шли, в день до сорока человек она принимала. И с каждым поговорить нужно, слово доброе молвить, выслушать терпеливо. За день она так уставала, что к вечеру слова не могла сказать. Лежала лицом к стенке, на кулачке и только тихо стонала.

Она не проповедовала, не поучала, только молилась и давала советы. И всегда говорила, когда ее слишком усердно благодарили:

– Бога восхваляйте, Он по моим молитвам помогает. Матронушка, что – Бог, что ли? Не Матронушка – Бог помогает!

По многочисленным свидетельствам блаженная Матрона, всегда добрая, воинственно и непримиримо отзывалась о колдунах и знахарях, говорила, что они с нечистой силой водятся, злом лечат.

Сохранилось много свидетельств о предсказаниях провидицы.

Как-то в доме, где она проживала, произошла шумная, многолюдная ссора. Матрона сидела тихо, потом вдруг кашлянула, а когда все обернулись к ней, сказала:

– Вы вот ссоритесь, браните друг дружку, а скоро друг о друге жалеть будете, потому как война скоро будет.

Было это в 1939 году.

О том, что будет большая война и много народа погибнет, Матрона накануне 1941 года говорила часто. Когда в начале 1941 года у нее спросила совета дальняя родственница: ей давали путевку, а она не хотела ехать зимой, Матрона посоветовала ей ехать, потому что потом отпусков долго не будет, будет война. Она же говорила, что Москву враг не тронет, она «погорит только немного», но наш народ все равно победит.

Когда началась война, Матронушка молилась беспрестанно. Она говорила, что невидимо бывает на фронтах, помогает, как может, нашим солдатам.

Люди шли и шли к Матроне, многих она исцелила, многим принесла облегчение. Как уже говорилось, лечила она молитвой. Иногда, рассказывают, «накладывала руки больному на голову и говорила: «Он, он, сейчас я тебе крылышки подрежу, повоюй, повоюй пока!» «Ты кто такой?» – спросит, а в человеке вдруг зажужжит. Матушка опять скажет: «Ты кто?» – и еще сильнее зажужжит, а потом она помолится и промолвит: «Ну, повоевал комар, теперь хватит!» И человек уходит исцеленный».

Она строго указывала посетителям, что лечиться нужно обязательно. Тело наше – домик, Богом данный, его нужно ремонтировать. Бог создал мир.

– Что будет с нами? – спросили ее как-то перед войной.

– Жалко мне вас, – прослезилась вдруг Матрона. – До последних времен вам дожить суждено. Положат перед вами хлеб и крест и скажут вам: выбирайте. Что возьмете?

– Мы крест выберем, но только как же мы без хлеба жить будем?

– Помолимся, возьмем земельки, скатаем в шарики, опять Богу помолимся, съедим шарики и сыты будем!

Она часто говорила о временах неправедных.

– Что же нам делать? – спрашивали ее. – Что мы можем?

– Терпите, – отвечала Матрона. – Дитя вон возят в саночках, и нет у него никакой заботы. Господь сам все по времени обустроит.

В самые суровые времена у Матроны для каждого страждущего находились теплые слова, согревавшие душу. В дни демонстраций она просила всех на улицу не выходить, сидеть дома и закрывать окна, чтобы не впустить витающие на улицах полчища демонов. Уместно напомнить, что святые отцы называли человеческие чувства «окнами души».

Предсказывала и пророчествовала Матрона на протяжении всей жизни. Во время войны многие спрашивали о судьбе близких, находившихся на фронтах, или в оккупации. Матрона всем говорила о том, кто жив, а кто погиб. И никогда не ошибалась.

Умерла Матрона 2 мая 1952 года.

Вот какие засвидетельствованные любопытные предсказания были сделаны ей при жизни:

«Скоро всю 58 статью распустят, не будет, того, что было. После войны сначала уберут Сталина, потом после него правители будут один хуже другого. Растащат Россию. Вот товарищи, после войны, поездят по заграницам, разложатся и зубы сломают. Некоторые увидят, что хорошо, что плохо, что дальше жить по-прежнему – гибель. И появится в то время Михаил. Захочет он помочь, все изменить, перевернуть, но если бы он знал, что ничего не изменит. А только поплатится. Начнутся смуты, распри, пойдет одна партия на другую. Будет такое на малое время. Вздохнете, но малое. Все будет, и молебен на Красной площади, и панихиды по убиенном Помазаннике Божием и его семье. Потом придут прежние, и будет хуже, чем было! Жизнь будет все хуже и хуже.»

Последние годы жизни Матроны прошли на станции Сходня под Москвой. Время своей кончины она узнала за три дня, успела сделать все распоряжения. Исповедовавший ее священник заметил, что она очень волнуется. Он спросил:

– Неужели и вы смерти боитесь?

– Боюсь, – смиренно ответила Матрона. Перед смертью она всем наказывала:

– Все, все приходите ко мне и рассказывайте, как живой, о своих скорбях. Я буду вас видеть и слышать и помогать вам.

Похоронили Матрону на Даниловском кладбище. Долгое время могилка ее была местом паломничества множества верующих и страждущих. В 1998 году останки ее были перенесены в Московский Покровский монастырь.

2 мая 1999 года состоялось церковное прославление угодницы Божией. Вышло определение Патриарха Московского и всея Руси Алексия о канонизации в лике местночтимых святых блаженной Матроны Московской (Матроны Дмитриевны Никоновой, 1881–1952).



Провидцы, прорицатели, блаженные и юродивые в истории России
Феодосий Печерский Петр и Феврония Прокопий Устюжский
Петр Московский Сергий Радонежский Стефан Пермский
Кирилл Белозерский Василий Блаженный Филипп митрополит
Иоанн Юродивый Иринарх Старец Брюс Яков Вилимович
Ксения Петербургская Серафим Саровский Авель Вещий
Киргхоф Александра Филипповна Крюденер Юлиана Татаринова Екатерина
Корейша Иван Яковлевич Макарий Оптинский Павел Таганрогский
Иннокентий митрополит Амвросий Оптинский Иоанн Кронштадтский
Варсонофий Оптинский Крыжановская-Рочестер Вера Распутин Григорий Ефимович
Хлебников Велимир Матрона Московская Мессинг Вольф Григорьевич

Copyright 2007-2017 © SB Ltd