Лейбниц Нострадамус История
История & Пророчества
Провидцы Прорицатели Контакты
Распутин Григорий Ефимович
Распутин Григорий Ефимович
Провидцы, предсказатели, медиумы,
юродивые и блаженные в истории России
История российских блаженных и прорицателей

Распутин Григорий Ефимович. Продолжение истории жизни. Часть 2.

Распутин, по многим свидетельствам, обладал гипнотическим даром, мог влиять на людей. Очевидно и то, что он обладал экстрасенсорными способностями, мог лечить руками, об этом свидетельствует, в частности, его «секретарь» Арон Симанович. Свидетельств чудесных исцелений много – от генеральши Лохтиной до всесильного Столыпина, дочь которого излечил «старец». Дар исцеления признавали за Распутиным даже скептически настроенные к нему следователи Временного правительства.

Естественно, в рассказах о своих способностях Распутин не жалел красок, действуя по старой народной мудрости «сам себя не похвалишь.». Вот он и хвалил, рассказывая завороженным дамам о чудесных исцелениях. И так распалился, что самому стало казаться: для него нет ничего невозможного. Потому на вопрос, может ли он лечить неизлечимые обычной медициной болезни, Григорий ответил утвердительно. Дамы поинтересовались, можно ли лечить гемофилию, болезнь крайне редкую, традиционному лечению не поддающуюся. Распутин ответил утвердительно, небрежно заявив, что ему даже приходилось лечить эту болезнь. Дамы неожиданно очень разволновались и поспешно попрощались.

Распутин возвращался из отведенных для высоких гостей монастырских покоев в озабоченности, думая, чем же так расстроил принцесс. Знал бы он, что только что вытащил свой счастливый билет, сам себе выписал пропуск в святая святых Российской империи – царские покои. Наследник, цесаревич Алексей, страдал тяжелой формой гемофилии, болезни, при которой тонкие стенки сосудов не выдерживают напора крови. При этой болезни любое кровотечение, любой синяк, ушиб могут стать смертельными, поскольку остановить кровотечение у больного гемофилией практически невозможно и потеря крови может стать необратимой. Распутину принцессы конечно же ничего не сказали, поскольку болезнь наследника была государственной тайной. Но царице о «старце», который чудесным образом лечит гемофилию, принцессы поспешили доложить.

Кто-то из историков заметил, что с приездом Распутина в Петербург кончаются легенды о его жизни и начинается период, сохранившийся в воспоминаниях современников.

Как бы ни так! Распутин словно нарочно явился в историю загадывать загадки, ответы на которые не будут найдены еще долго, если когда-нибудь вообще будут найдены. Все было бы проще, не будь его судьба в буквальном и мистическом смысле намертво связана с судьбой семьи последнего императора России, последнего царя из династии Романовых. Не случайно даже дата его приезда в Петербург запутана. Одна из его почитательниц, генеральша Лохтина, свидетельствует, что познакомилась с Распутиным через два дня после его визита к царю, по дате ее записи получается, что это случилось 3 ноября 1905 года. Примерно на то же время пребывания Распутина в Петербурге указывает и свидетельство одного из «высокопоставленных» – знаменитого мистика и аскета, епископа Полтавского Феофана: «В то время находилась в плавании эскадра адмирала Рождественского. Поэтому мы спросили у Распутина: «Удачна ли будет ее встреча с японцами?» Распутин на это ответил: «Чувствую сердцем, утонет»… И это предсказание впоследствии сбылось в бою при Цусиме». Вот, кстати, Григорий и предвидеть будущее начинает!

Николай II запись об аудиенции Распутину делает в сентябре 1906 года. При описании пребывания Распутина в Петербурге в первый его приезд очень много таких разночтений. Откуда возникла такая путаница? Скорее всего, возникла она позже, когда поднялась волна недовольства фигурой Распутина, его особым положением при императорских особах, когда каждое упоминание о «старце» вызывало бурное негодование и возмущение. Царской семье приходилось скрывать визиты «старца» во дворец. Тем более нельзя было официально признать тот факт, что Распутина пригласили во дворец по инициативе самой Александры Федоровны. Экзальтированная императрица ухватилась за известие о чудесном целителе как утопающий за соломинку, требуя представить во дворец «старца» Распутина. Но сделать это было непросто. И вот по каким причинам.

Очень одинокая, весьма прохладно, если не враждебно, принятая семейным кланом Романовых, императрица ищет опоры, старается проникнуться новой верой, духом новой страны. Положение ее может упрочить рождение наследника, но родятся девочки. Семейство Романовых разочаровано, императрица в отчаянии, она на грани нервного срыва. Остается надеяться только на чудо, и она страстно жаждет этого чуда, с жадностью выслушивая причудливые рассказы черногорок о языческих колдунах и ведьмах, о заговорах и чудесах, о юродивых и старцах, наделенных дарованной им свыше чудесной силой прорицания и исцеления. Милица обладала обширными познаниями в области мистики, как свидетельствовала Анна Вырубова, она была «необыкновенно начитанная в мистической литературе, изучившая даже персидский язык для того, чтобы в подлиннике ознакомиться с персидскими мистиками, она считалась чуть ли не пророчицей».

Не берусь утверждать насчет колдунов, а вот юродивых и старцев по Руси ходило множество, и чудеса они творили во множестве. Моя бабушка, покойная Пелагея Ивановна, как раз в это же время жившая в Петербурге, рассказывала мне в детстве про такого юродивого Андрюшу, безобидного малого, ходившего зимой и летом босиком. По большим праздникам он обходил вслед за городовым жильцов дома, в котором жила моя бабушка, бывшая тогда модисткой. Городовому выносили на подносе рюмку водки и «барашка в бумажке», а юродивого Андрюшу угощали чаем и пирожками на кухне. На праздник Покрова смешливая девушка-горничная спрашивала хорошенького юродивого: «Что ты, Андрюша, на Покров день себе загадаешь?» Андрюша смущался, краснел и, сильно шепелявя, говорил, давясь словами и вытаращив глаза от восторга: «Я скажу. я скажу. Покров, Покров, покрой землю снежком, Андрюшу сделай женишком.» Этот юродивый дворового разлива часто предсказывал или угадывал погоду. Если у детей болели зубы или голова, приглашали Андрюшу, он гладил детей по голове, и боль проходила. Как рассказывала бабушка, взрослым его прикосновения не помогали.

Бабушка рассказывала и о том, как она видела последний раз Андрюшу. Это было 9 января 1905 года, он лежал, широкого раскинув руки, обнимая кровавый снег. В этот день он увидел множество народа, идущего к дворцу с хоругвями и портретами царя. Андрюша любил, когда вокруг весело, и присоединился.

Когда я спросил у бабушки, много ли было таких юродивых в Петербурге, она ответила, что если не в каждом дворе, то уж на каждой улице по одному, это точно. Много было таких пришельцев, деревенских дурачков, которых пригнал голод. В большом городе прокормиться было легче: кто копеечку подаст, кто кусок хлеба, а кто и покормит на кухне.

Незадолго до собственной кончины, последовавшей в 1907 году, иеромонах Оптиной пустыни Даниил, в миру Дмитрий Михайлович Болотов, написал странную картину, которая была послана государю. Вот как описывает это современный духовный писатель А. Н. Стрижев: «Уже перед кончиной, последовавшей в 1907 году, отец Даниил Болотов пишет знаменитую картину, сюжет взят из грядущих времен. На огромном холсте изображены Император, Императрица и Наследник, восхищенные на Небеса. Сквозь облака, по которым Они ступают, мчатся рои бесов, рвущиеся в ярости к Цесаревичу. Но сатанинский порыв сдерживает Митя Козельский, отстраняющий от Наследника вражеские полчища. Картина, имевшая глубокий пророческий смысл, была послана Царю, при Дворе не остались равнодушны. Вскоре в Петербург затребовали блаженного Митю Козельского, который удостоился приема от Самого Императора».


Правда, митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий), высказывает иную версию, утверждая, что картину написал послушник Оптиной пустыни художник Виноградов. Вполне возможно, что так оно и было. А приписал авторство иеромонаху Даниилу для пущей важности Сергей Нилус, он же якобы и ввел в царский дворец Митю Козельского. Герой с картины в жизни выглядел далеко не героически – ходил в старой монашеской рясе, с корявой палкой в руках, всегда босиком, по плечам свисали длинные, давно немытые и нечесаные волосы. Речь его была невнятной и маловразумительной и не только по причине слабоумия, но в придачу к этому он был еще и косноязычен, за что получил еще одно прозвище – Гугнивый. Дмитрий Попов, прозванный Колябой, или Митей Козельским, происходил из мещан. В Козельске пользовался в народе большой популярностью, раздавал полученное подаяние другим нищим; говорили, он наделен даром ясновидения и предсказания. Об этом свидетельствовал уже знакомый нам Феофан: ««Блаженный Митя» несомненно обладал даром ясновидения, в чем я мог убедиться на собственном опыте: при первом свидании со мною он прекрасно и точно обрисовал обстоятельства моей жизни. Им. поразительно точно был предсказан ход японской войны, в частности падение Порт-Артура.»

Конечно, описать обстоятельства жизни публичного человека не так уж и сложно, особенно, если есть кому подсказать. Что касается предсказания падения Порт-Артура, то заметьте, Феофану все предсказывают события из происходившей тогда войны – Распутин о гибели эскадры Рожественского при Цусиме, Митя Козельский – о падении Порт-Артура. Это сейчас мы можем удивляться такой «прозорливости», но стоит открыть газеты того времени, и мы увидим, что на пожелтевших страницах таких «предсказаний» – море разливанное. Не так уж трудно было предсказать поражение устаревших боевых судов российской эскадры, еще легче предсказать падение осажденного Порт-Артура, державшегося исключительно благодаря мужеству его защитников.

Как бы то ни было, но дурнопахнущий и плохо выговаривающий слова Митя оказался вхож во дворец, его принимает сам государь и событие это находит столь важным, что заносит его в дневник: «1906, 14 января. Пришел человек Божий Дмитрий из Козельска около Оптиной пустыни. Он принес образ, написанный согласно видению, которое он имел. Разговаривали с ним около полутора часов».

Вслед за Митей, приседая, кружась вокруг себя, приплясывая и выкрикивая несвязное, прошлепала босыми ногами по паркетам дворца в Петергофе Матрена-босоножка, она принесла во дворец чудотворную икону.

Много побывало юродивых, старцев и блаженных в царском дворце. В начале 1900-х появился там «человек около 50 лет, маленький, черноволосый и черноусый, с ужасным южно-французским акцентом», таким увидел его великий князь Константин Константинович. Это был мсье Филипп из Парижа, он утверждал, что может врачевать любые болезни, запросто бывает в царстве мертвых… И много еще чудесного утверждал парижанин мсье Филипп, на самом деле – выходец из Лиона Назьер Вашоль. Он торжественно заявил, что наколдует царице мальчика, и стал запросто вхож во дворец. Императрица настолько хотела верить в чудеса, что на самом деле верила в них. Или убедила сама себя, что верит. И не переставала верить проходимцу и шарлатану даже тогда, когда вместо обещанного наследника родила. Впрочем, никого она не родила.

Дело было так: императрица забеременела, мсье Филипп сразу же заявил, что это он наколдовал и на этот раз родится мальчик. Придворные врачи почему-то засомневались, но. им было отказано посещать императрицу. Все шло хорошо, беременность протекала без осложнений, словно ее и не было. Прошло девять месяцев, пошел десятый. В середине августа 1902 года встревоженная императрица обратилась к придворному акушеру Отту, он осмотрел государыню и вынес заключение, что. никакой беременности и в помине не было! Это был шок – о беременности императрицы было известно всему государству. Пришлось давать пояснения в газетах, весьма путанные и нелепые, породившие массу еще более запутанных и нелепых слухов.

По городу ползут пересуды, клан Романовых возмущен и требует от Николая II удалить из дворца шарлатана. Наводят справки во Франции – оказывается, мсье Филипп – обычный жулик и проходимец. Под напором родственников царь обещает убрать француза, но на его защиту встает императрица, и Николай уступает. По той же или почти по той же схеме будет и в случае с Распутиным.

Государь не в силах противодействовать супруге, и ловкий пройдоха еще несколько лет морочит голову царице. Это продолжается до тех пор, пока за дело не берется великий князь Николай Николаевич, припугнувший француза, что дальнейшее пребывание его в России может стоить ему как минимум здоровья. Мсье Филипп мгновенно исчез. Но случилось это уже после последовавшего в 1904 году рождения наследника. И до самой смерти верила императрица, что сбылось это благодаря мсье Филиппу.

Императрица жаждала наставничества, ей ужасно не хватало наставлений и пояснений мсье Филиппа. К тому же страшная болезнь наследника, постоянные страхи за его здоровье, все большее отчуждение от клана Романовых подготовили появление во дворце Распутина. Наученная горьким опытом в истории с мсье Филиппом, царица стала более хитрой и скрытной. Вот почему столько путаницы с появлением Григория в Петербурге. Скорее всего, явился он по тайному приглашению императрицы. Александра Федоровна, узнав от черногорок о чудесном целителе, естественно, пожелала его немедленно видеть. А чтобы избежать кривотолков, был задуман хитроумный план представления Григория царской чете якобы со стороны. Распутина представляют Феофану, которого вводят в окружение царской семьи, чтобы он смог ввести туда Распутина.

Простодушный и увлекающийся Феофан рассказывает Милице о Распутине. «Бывая в доме Милицы Николаевны, я проговорился, что у нас появился Божий человек Григорий Распутин. Милица Николаевна заинтересовалась моим сообщением, и Распутин получил приглашение явиться к ней». Распутина «знакомят» с Милицей, он принимая правила игры, делает вид, что незнаком с нею. Таким образом, появился Распутин вроде бы сам по себе, и ввели его во дворец люди с положительной репутацией.

1905–1906 годы выдались исключительно тяжелыми для царской семьи: события 9 января, Русско-японская война, в которую Россия ввязалась абсолютно неподготовленной, ряд тяжелых поражений на фронтах, вооруженные восстания в Москве и других городах, вынужденная и неподготовленная Конституция.

В 1906 году царь получает телеграмму: «Царь-батюшка, приехав в сей город из Сибири, я желал бы поднести тебе икону святого праведника Симеона Верхотурского Чудотворца… с верой, что святой угодник будет хранить тебя во все дни живота твоего и споспешествует тебе в служении твоем на пользу и радость твоих верноподданных сынов». Не правда ли, по сравнению с последующими письмами и телеграммами в адрес царской семьи, слишком грамотно изложено?

Но это все пустяки по сравнению с записью в царском дневнике и письмом царя к премьеру Столыпину, у которого во время взрыва террористами его дачи ранило дочь. Вот это письмо: «16 октября 1906 года. Несколько дней назад я принял крестьянина из Тобольской губернии. Он произвел на Ее Величество и на меня замечательно сильное впечатление. и вместо пяти минут разговор с ним длился боле часа. Он в скором времени уезжает на родину. У него есть сильное желание повидать Вас и благословить Вашу больную дочь иконой. Я очень надеюсь, что Вы найдете минутку принять его на этой неделе».

А вот запись из дневника государя: «1 ноября. В 4 часа поехали в Сергеевку. Пили чай с Милицей и Станой. Познакомились с человеком Божьим Григорием из Тобольской губернии.»

Из этих посланий следует, что государь знакомился с сибирским мужиком дважды! Впрочем, у Столыпина Распутин побывал и дочери его помог. Что примечательно, государь сразу же направляет Распутина в помощь страдающей дочери своего премьера. Скорее всего, это значит, что Распутин уже продемонстрировал свои целительские способности императорской чете. И продемонстрировал, надо сказать, весьма убедительно.

С первой же встречи с царевичем он отнесся к больному мальчику с особенной предупредительностью. Его искусство успокаивающе воздействовать на больных сразу позволило занять надлежащее место у кровати страдающего мальчика.

Вот как рассказывал об этом Симанович, естественно, со слов самого Распутина и знавших его людей: «Бедный ребенок страдал кровотечениями из носа, и врачи не в силах были ему помочь. Обильные потери крови обессиливали мальчика, и в этих случаях родителям всегда приходилось дрожать за его жизнь. Дни и ночи проходили в ужасном волнении. Маленький Алексей полюбил Распутина. Суггестивные способности Распутина оказывали свое действие. Однажды, когда опять наступило кровотечение из носа, Распутин вытащил из кармана ком древесной коры, разварил ее в кипятке и покрыл этой массой все лицо больного. Только глаза и рот остались открытыми. И произошло чудо: кровотечение прекратилось. Распутин рассказывал мне подробно об этом своем первом выступлении в царском дворце в качестве врача. Он не скрывал, что кора, которой он покрыл лицо царевича, была обыкновенной дубовой корой, имеющей качество останавливать кровотечение. Царская чета при этом случае же узнала, что существуют сибирские, китайские и тибетские травы, обладающие чудесными целебными свойствами. Распутин, между прочим, умел исцелять также без помощи трав. Болел кто-нибудь головой и лихорадкой – Распутин становился сзади больного, брал его голову в свои руки, нашептывал что-то никому непонятное и толкал больного со словом «Ступай».

Как видите, лечил Распутин не только при помощи прикосновений и возложения рук, но использовал и средства народной медицины. А о тибетской и китайской медицине он, скорее всего, узнал от врачевателя Бадмаева, весьма популярного в Петербурге целителя, использовавшего методы тибетской медицины.

О том, что Распутин действительно спасал наследника, существует множество свидетельств, оспаривать которые бессмысленно. Да и зачем? То, что Григорий обладал определенными способностями, засвидетельствовано достаточно убедительно.

Царевича Алексея он спас в 1907 году, когда врачи ничего поделать не могли. Распутин одной молитвой остановил сильное кровотечение, случившееся после падения мальчика в Царскосельском парке.

Комендант дворца В. Н. Воейков вспоминал: «С первого же раза, когда Распутин появился у постели больного Наследника, облегчение последовало немедленно».

Вырубова вспоминала другой случай, когда у наследника пошла носом кровь. Кровотечение было обильным, остановить его никак не могли, врачи были бессильны. «С огромными предостережениями перенесли его из поезда. Я видела его, когда он лежал в детской: маленькое восковое лицо, в ноздрях окровавленная вата. Профессор Федоров и доктор Деревенько возились около него, но кровь не унималась. Федоров сказал мне, что он хочет попробовать последнее средство, – это достать какую-то железу из морских свинок. Императрица стояла на коленях около кровати, ломая себе голову, что дальше предпринять. Вернувшись домой, я получила от нее записку с приказанием вызвать Григория Ефимовича. Он приехал во дворец и с родителями прошел к Алексею Николаевичу. По их рассказам, он, подойдя к кровати, перекрестил Наследника, сказав родителям, что серьезного ничего нет и им нечего беспокоиться, повернулся и ушел. Кровотечение прекратилось. Доктора говорили, что совершенно не понимают, как это произошло».

Григорий Ефимович действительно лечил наследника от болезни, которую и сегодня в стационарах лечат с трудом.

Этот дар признавали не только друзья Распутина, но и его недоброжелатели. Великая княгиня Ольга Александровна, не любившая «старца», писала: «Распутин определенно обладал даром исцеления. В этом нет сомнений. Я видела эти чудесные результаты своими собственными глазами, и не один раз. Я также знаю, что самые известные доктора того времени были вынуждены признать это».

Естественно, Распутин пользуется доверием у царственных супругов. Но и недоброжелатели у него появляются. Поначалу все для Григория складывалось хорошо – он всеми обласкан, все его опекают, все ищут с ним знакомства. И все хотят. управлять им. Но Григорий не случайно называет себя «опытный странник», чего-чего, а житейского опыта у него хоть отбавляй. Но зря, зря ввязался он в эти опасные игры. Конечно, он крепок мужицким хитрым умом, упрямством и наглостью, и все же… зря. Эти игры оплачиваются кровью. Собственной кровью.

Поначалу хитрые черногорки рассчитывали, введя Распутина во дворец, использовать его далее в своих целях. Но Григорий сразу повел свою игру. Его пытались так же использовать и другие: монархисты и либералы, революционеры и сектанты, вокруг него плели паутину масоны, но он не хотел соблюдать ничьих интересов, у него своих хватало. Не хотел он ни от кого зависеть. Надеялся, что у царя спина широкая – укроет его государь. Но государь вынужден был прислушиваться к мнению двора и своих подданных. Скандалов вокруг царской семьи и без того хватало.

Вот откуда такая таинственность вокруг знакомства Распутина и царя. Негоже простому мужику во дворец ходить как к себе домой. Но он нужен государыне, нужен наследнику. И его заставляют играть в дурацкие игры – официально он ходит во дворец, навещая няньку царских детей – Марию Вишнякову, которая позже обвинит его в изнасиловании. Такие посещения не заносятся в камер-фурьерский журнал, в который в обязательном порядке записывают всех, посетивших государей.

Распутин более не зависит от черногорок, их оттеснила умная и хитрая Анна Вырубова, и обиженные сестры выступают против него, заручившись поддержкой великого князя Николая Николаевича, на дух не переносившего всех юродивых и старцев. Григорию дают солидную сумму денег на постройку храма в родном селе и выпроваживают из столицы, от греха подальше, пока поутихнет.

После возвращения Григория из столицы число его поклонников растет. Из вырытой в конюшне «моленной» все чаще доносятся молитвенные песнопения – из паломничества Распутин возвращается не один, а в сопровождении странниц. Они на длительное время останавливаются в его доме и живут под одной крышей с ним и с его женой. Как заявляет сам Григорий, живут они у него «из-за хлеба», то есть в работницах. Кстати, бытует расхожее мнение, что среди поклонников Распутина и его последователей больше было женщин, чем мужчин. Это далеко не так, женщин было меньше, просто они были заметнее. В далеком сибирском селе, живущем во многом по строгим заповедям, не могла не броситься в глаза двусмысленность проживания под одной крышей с семейным мужиком посторонних женщин.

Наконец терпение у священников иссякло. В Тобольскую консисторию поступает донос, в котором изложено о вызывающем поведении Григория Распутина. О том, что он неподобающим образом ведет себя с женщинами, многие из которых приезжают к нему даже из Петербурга. Они подолгу живут у него в доме, а Григорий водит их в баню избавлять от страстей. «Женщины, окружавшие его, относились к нему с мистическим обожанием, называли «отцом», целовали руку». Доложено так же о молениях в конюшне.

Почуяв неладное, Григорий предложил на сходе пять тысяч рублей на постройку храма, но припоздал. 6 сентября 1907 года против него начато «Дело Тобольской консистории по обвинению крестьянина слободы Покровской Тюменского уезда Григория Ефимовича Распутина-Новаго. в распространении им лжеучения, подобно хлыстовскому, и образованию последователей своего учения.».

Фамилией Новый, или Новых, наделил его сам государь, лично попросив Бенкендорфа ускорить все формальности по изменению фамилии для своего «крестника». Вообще вокруг царской семьи и Распутина много мистики, царь, наделив его новой фамилией, становится действительно «крестным», а позже разделяет судьбу Григория, у них как бы общий крест судьбы. Впрочем, все это общеизвестно.

Во время следствия Григорию припомнили все: и ночные моления, и совместные с дамами хождения в баню. В кучу свалили правду и вымысел. Разбираться во всем этом не хочется. Все, прямо или косвенно замешанные в этом деле, старательно выгораживают Распутина, да, собственно, не Распутина они отбеливают, а себя оправдывают. Местные крестьяне тоже не хотят ввязываться в эту историю, и показания их в большинстве нейтральны: молится, никого не обижает, ничего не видели, ничего не знаем.

Конечно, много темного в деле Распутина, и обвинения его в хлыстовстве какую-то почву под собой имеют – многое в его учениях, в поведении, в терминах удивительно вписывается в хлыстовские привычки и обряды. Но все же доказать что-то трудно, при этом и отрицать не менее сложно.

Следствие приходит к выводу о виновности Григория Ефимовича. Это становится достоянием ушлых журналистов, и о хлыстовстве Распутина стало известно всей России, как о чем-то уже доказанном. Но случилось неожиданное. Новый Тобольский епископ назначает доследование, берет его под свой личный контроль и дает такое заключение в консисторию: «Из всего вышеуказанного преосвященный Алексий вынес впечатление, что дело о принадлежности крестьянина Григория Распутина-Нового к секте хлыстов возбуждено в свое время без достаточных к тому оснований, и со своей стороны считает крестьянина Григория Нового православным христианином, человеком очень умным, духовно настроенным, ищущим правды Христовой, могущим подавать при случае добрый совет тому, кто в нем нуждается». Дело было прекращено 29 ноября 1912 года.

Правда, вскоре епископ Алексий, против своей воли переведенный в Тобольск из Крыма, был назначен в Грузию на теплое во всех отношениях место. Естественно, он знал, кого ему за это благодарить. Впрочем, он уже отблагодарил.

Хотя Распутин был почитаем царской семьей за спасение сына, на некоторое время его заслонила могучая тень маленького отца Иоанна Кронштадтского, любимца отца Николая II, Александра III. Когда отец Иоанн в 1908 году умер, Распутин тут же занял его место возле царской четы. Он им нужен, он, как никто другой, умеет помочь государыне во время частых приступов неврастении, проходивших у нее очень тяжело. Приступы повторяются довольно часто, и чем чаще они повторяются, тем чаще бывает во дворце Распутин. Он обожаем семьей и часто повторяет: «Пока я жив, и царь с царицей живы. Я помру – вся семья царская погибнет». Этим его «пророчеством» будут умиляться многие его апологеты, приводя в подтверждение мистических способностей Распутина. К сожалению, в этом пророчестве он не оригинален. Если посмотреть внимательно – каждый приближенный к властителям предсказатель или астролог считал своим долгом предупредить «хозяина», что тот будет жить и царствовать до тех пор, пока будет жить и здравствовать его звездочет. Таким образом предсказатели защищали себя от необузданного гнева властителей.

Распутин Григорий Ефимович. Продолжение →



Провидцы, прорицатели, блаженные и юродивые в истории России
Феодосий Печерский Петр и Феврония Прокопий Устюжский
Петр Московский Сергий Радонежский Стефан Пермский
Кирилл Белозерский Василий Блаженный Филипп митрополит
Иоанн Юродивый Иринарх Старец Брюс Яков Вилимович
Ксения Петербургская Серафим Саровский Авель Вещий
Киргхоф Александра Филипповна Крюденер Юлиана Татаринова Екатерина
Корейша Иван Яковлевич Макарий Оптинский Павел Таганрогский
Иннокентий митрополит Амвросий Оптинский Иоанн Кронштадтский
Варсонофий Оптинский Крыжановская-Рочестер Вера Распутин Григорий Ефимович
Хлебников Велимир Матрона Московская Мессинг Вольф Григорьевич

Copyright 2007-2017 © SB Ltd