Лейбниц Нострадамус История
История & Пророчества
Провидцы Прорицатели Контакты
История астрологии
История алхимии
Истолкование Люстрио

Возрождение астрологии в Европе в средневековье и эпоху ренессанса


(XV — XVII столетия)

Средневековый ученый Гвидо Бонатти (? — около 1300), гражданин Форли, которого Данте в своей поэме отправил в ад, был специалистом в области астрологии, искусства изготовления талисманов и всех прочих отраслей оккультного знания, так или иначе связанных с влиянием небесных тел. Чрезвычайно энергичный и самоуверенный человек, поражавший сограждан своими "колдовскими способностями", Бонатти ревностно трудился - и колдовал - на благо родного города. Свои познания он черпал в основном из арабских трактатов, а также из трудов греческого астронома Птолемея и из книг, приписывавшихся Гермесу Трисмегисту. Сочинения самого Бонатти пользовались огромной популярностью. Свою книгу по астрологии он рекомендовал прочесть всем церковным и светским властителям, однако едва ли священникам могли прийтись по душе некоторые его заявления. Например, Бонатти утверждал, что фундамент церковного здания следует закладывать только в благоприятный час, рассчитанный опытным астрологом. По его мнению, человеку, не верящему в астрологию, Бог наверняка должен казаться несправедливым; но благочестивые астрологи понимают, что несчастья в их жизни исходят не от Бога, а от неудачного расположения звезд. Сам Христос был астрологом и отвечая ученикам, просившим Его не возвращаться в Иудею, намекал на то, что избрал правильный час для возвращения. Бонатти опасно заигрывал с теологическими проблемами. Чудо божественной любви святого Франциска он объяснял благоприятным сочетанием планет. Схожие заявления уже навлекли беду на Чекко д'Асколи: этот астролог был сожжен на костре во Флоренции за то, что обнаружил в гороскопе Христа признаки, предвещавшие Ему неизбежную смерть на кресте в должное время. Но Форли и Болонья были далеко от Флоренции, и Бонатти безнаказанно мог насмехаться над невежеством и "тупостью" францисканцев. Другому ученому мужу средневекоья Пьетро д'Абано (1250 — 1318), знаменитому переводчику трактата Авраама Ибн Эзры "Гороскопы", не удалось избежать открытого конфликта с церковными властями. Книги д'Абано сожгли, а сам он лишь чудом избежал костра. Впрочем, тело его после смерти все же было предано огню. Но светская публика не разделяла взгляды инквизиторов. Федерико, герцог Урбино, украсил портал своего дворца скульптурным портретом д'Абано. Тритемий и Агриппа уже в XVI веке опубликовали трактаты этого выдающегося ученого вкупе со своими собственными сочинениями. Еще сто лет спустя Габриель Ноде, которого характеризовали как защитника Зороастра, попытался очистить д'Абано от клейма еретика.

Начиная с XV века происходит коренное изменение мироощущения человека и его отношения к бытию. Образ человека приобретает новые очертания под влиянием воззрений Гермеса Трисмегиста. Отныне человек рассматривается как великое чудо, достойное прославления и поклонения, как подвижный огонь, всепоглощающий и сжигающий, всеразрушающий и возрождающий; не имеющий ни очертаний, ни формы, все формы растворяющий и во всех возрождающийся, всеми обладающий и во все воплощающийся. Человек эпохи Возрождения — ничто, способное стать всем, обращенное в будущее, представляющее собой не данную ему природу, но ее выбор, в процессе которого преодолеваются пределы реального.
И, действительно, вся эпоха Возрождения пронизана этим учением Трижды великого, облеченным Кампанеллой в выразительную поэтическую форму, согласно которому все одушевлено, подвижно, гибко в бесконечном мире, не имеющем ни внешних, ни внутренних границ, учением, проповедующим отказ от неподвижного содержания завершенных сущностей, учением, в центре которого находится человек, действующий в соответствии с миром в мире, где нет силы, которую, поступая мудро, нельзя было бы подчинить, и судьбы, которую нельзя было бы победить, где в бесконечном единстве живого стираются все границы. Астрологическая традиция Возрождения опровергла теологическое видение мира, противопоставляющее тело — душе, разум — страсти, дух — природе, знание — действию, и провозгласила единство всего сущего и гармонию потока всеобщей жизни. Двигаясь по пути очеловечивания мира, астрология, по словам Ристоро д'Ареццо, рассматривала живую, населенную духами, небесную сферу не в качестве природы, господствующей над человеком, но в качестве возможности совершенствования самого человека, находящегося в непосредственной связи с бессмертными сущностями, одушевляющими звезды и небесные дома, а человеческую судьбу — не как некое застывшее предопределение, а как зависимость от влияния космических сил (звезд и планет), оказываемого на человека в определенные периоды его жизни.
В своей книге «Картина мира» Ристоро д'Ареццо описывал, как сквозь окна великолепного храма, где небо с созвездиями напоминает витраж, астролог наблюдал могучие силы, подстерегающие человека, распростертого над бездной, и с бездной, разверзнувшейся внутри него самого. Размышляя о пророческих видениях, являющихся ему в огненном зеркале, о страстях, болезнях, жизни и смерти, астролог выявлял неразрывную связь между происходящими событиями и движением небесных светил, оказываясь при этом во власти злых сил, непостижимых в мире Божием, одержимый жаждой жизни, не в состоянии найти себе место в вечном и неизменном царстве разума.

Парацельс
Парацельс
Мишель Нострадамус
Нострадамус
Иоганн Батист Морэн
Морэн
Оже Феррье
Феррье

Пожалуй, не было ни одного ученого или общественного деятеля того времени, который сохранил бы свое безразличие в отношении астрологии. Ее приверженцами являлись Джордано Бруно, Джамбаттиста делла Порта, Марсилио Фичино, Пико делла Мирандола, Помпонацци, Галилей, Кеплер, Кардано, Парацельс, Мишель Нострадамус, Иоганн Батист Морэн, Оже Феррье, францисканец Роджер Бэкон, доминиканец Томмазо Кампанелла, придерживающийся ортодоксальных взглядов, и кардинал святой римской церкви Пьер д'Айли, верившие в зависимость смены культов и традиций на Земле от великих конъюнкций планет. Звезды обладают способностью оказывать благотворное влияние на судьбу человека и помогать ему в его начинаниях, — писал Пьетро д'Абано астролог и врач, сведущий в физиогномии и умевший распознавать скрытый смысл в зримом.

Итальянские гуманисты состязались друг с другом в постижении тайн астрологии. Так, Томмазо Кампанелла в книге «Город Солнца», название которого восходит к астрологической символике, использует ее при описании города и быта его обитателей. Корнелий Агриппа Неттесхеймский составил описание Зодиакального круга, состоящего из тридцати шести знаков, каждому из которых, в свою очередь, присущи 36 обликов. В частности, одним из обликов Овна, согласно Агриппе, является мрачный человек в белых одеждах, могучий, импульсивный, с красными глазами. Второй облик Овна — красивая властная женщина в красно-белом одеянии. Третий облик — мужчина в белых одеждах, с бледным лицом, красными волосами, красным браслетом и деревянной тростью, беспокойный и раздражительный. Меркурий представлялся Агриппе в облике человека, сидящего на павлине, с когтями орла, с гребнем на голове и огнем в левой руке.
Глубокая вера Иоганна Кеплера в наличие внутренней гармонии, лежащей в основе мироздания, вдохновила его на открытие трех законов обращения планет вокруг Солнца. Разработкой «Рудольфинских таблиц», созданных на средства германского императора Рудольфа II (1552—1612), Кеплер внес также существенный вклад в развитие астрологии.
Сподвижник вождя Реформации Лютера, Меланхтон, читал в Витгенбергском университете лекции по юдициальной астрологии, пользовавшиеся большой популярностью.

Муза астрологии и астрономии
Муза астрологии и астрономии
Роберт Хэрри Гентский


В 1555 году в Лионе вышло первое издание центурий, знаменитого пророческого цикла французского ясновидца и врача Мишеля Нострадамуса, содержащее предисловие к сыну Цезарю, три первые центурии и 53 катрена четвертой. Появление центурий произвело сенсацию, а смерть короля Франции Генриха II, в 1559 году умершего от раны, полученной на турнире в ходе поединка, заставила убедиться в достоверности пророчества: 35-й катрен первой центурии подробно описывал, отчасти символическим языком, наиболее существенные детали поединка и его трагический исход.
Приверженец новой космологии Коперника, искусный астролог Галилей, на основе собственного гороскопа предсказал себе опасность потери зрения и, действительно, ослеп в 1637 году. Иоганн Батист Морэн, автор фундаментального труда по юдициальной астрологии «Астрология Галлика», опубликованного в 1661 году и до сих пор не потерявшего свою ценность, некоторое время служил личным астрологом кардинала Ришелье и славился точными астрологическими расчетами.
Астрологические предсказания видных ученых того времени производили сенсации. В частности, конъюнкция Марса, Юпитера и Сатурна 1484 года в зодиакальном знаке Скорпиона была истолкована как указание на рождение лжепророка (конъюнкция Юпитера с Сатурном считалась источником халдейской религии, Юпитера с Венерой — магометанской и Юпитера с Меркурием — христианской религии), что послужило поводом для противников Реформации исправить дату рождения Лютера (с 10 октября 1483 на 22 октября 1484 года) с целью присвоения ему титула Лжепророка. Другое истолкование конъюнкции 1484 года касалось возможности распространения эпидемии заболевания, связанного с органами мочеполовой системы, управляемой знаком Скорпиона, что в действительности и произошло, когда в Европе разразилась эпидемия сифилиса.
Знаменитый врач, гуманист, поэт и астролог из Вероны Джироламо Фракасторо, давший болезни название «сифилис», имевшее, очевидно, арабский источник, писал, что невероятное сгущение миазмов, вызванное действием планет, смешивающихся с атмосферным воздухом, послужило причиной его заражения и привело в результате к опасному заболеванию. Подтверждением тому, что планеты влияют на возникновение эпидемий, служит и название, данное в 1611 году заболеванию гриппом: «инфлюэнция», что означает «влияние звезд».
Другая зловещая констелляция планет 1524 года, когда Юпитер, Венера и Сатурн сошлись в одном месте в знаке Рыб, была истолкована профессором математики Тюбингенского университета Иоганном Штеффлером как знак приближающегося всемирного потопа.
Большое значение в то время придавалось и кометам, считавшимся знаками проявления Гнева Божьего. С появлением комет связывались самые серьезные опасения: так, вскоре после появления кометы 1558 года — писал Кеплер, — умер Карл V, а в Англии, вследствие кончины королевы Марии, дело завершилось переменой конфессии. В 1586 году, вскоре после появления кометы 1585 года, умер король Польский Стефан, что привело к войне Польши и Австрии.



Катрены, центурии, пророчества и ритуальные предсказания Нострадамуса о событиях мировой истории
Железная маска Экстрасенсорика в трудах Нострадамуса Мировой экономический кризис
Пришествие Антихриста Древо жизни и альтернативная реальность Пророчества о катастрофах в Америке
Великий Хирен Франции Гадание на книге Ицзин или книге Перемен Ядерные и бактериологические войны
Священная война ислама Ретроспективные и туманные предсказания Война во время Олимпийских Игр
Новое религиозное движение Астральные путешествия и астрал проекция Всемирный голод и засуха
О магии, алхимии и оккультизме Геомантия и ритуальные предсказания Химическая война
О пророках, прорицателях, севиллах Сны, архитипы и реальность Юнга Третья мировая война
О ритуальных обрядах и кровавых оргиях Нострадамус и гадания на Таро Катрены о семье Кеннеди
Предсказания астрономических открытий О событиях конца тысячелетия Крушение идеологии коммунизма
Нострадамус о полетах в космос человека Нострадамус и Вечность Будущее России на рубеже тысячелетия

Copyright 2007-2017 © SB Ltd